Вы используете устаревшую версию интернет браузера, для полнофункционального пользования сайтом, рекомендуем Вам обновить свой браузер! Ниже приведены ссылки.
         
Загрузка...

Погодина Л. Про свободу и не только


Новая книга Бориса Телкова «Женский облик Свободы» вызвала такой интерес у тагильчан, что зал искусств центральной городской библиотеки не смог вместить всех пришедших на презентацию. И только в большом читальном зале хватило места многочисленным поклон­никам творчества тагильского писателя.

Борис Николаевич сразу же предупредил, что хотя его долгожданные повести и посвящены любимому городу, в книге он называется Темноводск, а не Нижний Тагил. Почему?

- Чтобы не возникло проблем с краеведами, - отшутился автор. - Материал для книги я готовил долго: набирал фактуру, выяснял детали. Но для меня главное - люди, их ощущения, эмоции, чувства, отношения, а не строгое соответствие дат. И, конечно, в книге есть выдумка, предположение, что могло бы быть.

Да и на обложке издания портрет Веры Холодной, а не тагильчанки, как планировалось ранее. Нужен был узнаваемый символ женской свободы начала XX века, пронзительный взгляд, и, к сожалению, фотографии наших землячек столетней давности не смогли затмить энергетику знаменитой актрисы.

Прочитав отрывки из новой книги, Борис Телков ответил на многочисленные вопросы публики, раскрыв несколько секретов мастерства. К примеру, людей очень интересовало, как он придумывает сюжеты для своих произведений, и Борис Николаевич честно признался, что одни идеи приходят к нему во сне, другие он берет из жизни, а некоторые рассказы сами рождаются, когда он слышит какую-нибудь интересную фразу. И у него накопилось зарисовок еще как минимум на две книги.

В завершение встречи, говоря о сути творчества писателя, о культе чтения и любимых книгах, Борис Телков посоветовал всем еще раз перечитать произведения Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка, который ему особенно понятен и близок. По его мнению, уральский писатель, чье 160-летие в этом году отмечает российская литературная общественность, знал формулу профессионального мастерства - «Жить тысячью жизней», а его личность намного интереснее, чем мы привыкли думать.

Назад